В чём особенность наклонной парты Эрисмана

0
12

В чём особенность наклонной парты ЭрисманаТе, кто жили и учились в Советском Союзе, наверняка помнят, что в школах в те времена стояли особого вида парты — с наклонной столешницей и цельной конструкцией, которая не позволяла изменить расстояние между сидением и столом. Однако несколько десятилетий назад от них стали отказываться, а не так давно внезапно о них вспомнили, желая, чтобы они вновь заняли место в классах.Решение такое неслучайно, ведь наклонная парта Эрисмана, которая придумана полтора столетия назад была и остается самой удобной и безопасной мебелью, за которой можно заниматься ученикам.Справедливости ради, следует отметить, что подобная конструкция столов существовала очень давно: первые прототипы подобной мебели появились ещё в эпоху Возрождения, а позже он трансформировался в конторку или секретер, а уже затем — в школьную парту. В 1865 году швейцарский врач по фамилии Фарнер в одном из своих трудов представил чертеж школьной мебели, и считается, что именно на их основе уже свою концепцию предложил Эрисман.В чём особенность наклонной парты ЭрисманаЧертежи ФарнераФёдор Фёдорович Эрисман — это известный во второй половине девятнадцатого века российско-швейцарский гигиенист. Ему было всего 28 лет, когда он опубликовал свой научный труд «Влияние школ на происхождение близорукости»: на ее страницах он представил анализ зависимости развития глазных и телесных заболеваний от неправильного положения ученика за столом.Исходя из собственных представлений и результатов исследований, он создал новую мебель, которая своей правильной конструкцией обеспечивала бы комфортные условия ученику для письма, чтения, рисования.В чём особенность наклонной парты ЭрисманаФедор Федорович ЭрисманСреди конструктивных особенностей одноместной парты Эрисмана в первую очередь стоит выделить специальный наклон ее столешницы — она была расположена таким образом, чтобы текст можно было читать только под прямым углом.Кроме того, ученый, которые много лет посвятил лечению глазных болезней, принял во внимание и оптимальное расстояние для чтения — 30-40 сантиметров. Получалось, что ученик, который сидит за такой партой, просто лишен необходимости сутулиться.В чём особенность наклонной парты ЭрисманаЧертеж и параметры парты Эрисмана Довольно быстро парту Эрисмана ввели в учебные заведения дореволюционной России. Правда, производить было ее довольно накладно, поэтому в те времена она в основном бытовала в элитарных школах и гимназиях.Однако история этой уникальной школьной мебели на этом не закончилась: буквально через несколько лет петербургский студент Пётр Феоктистович Коротков решил усовершенствовать концепт Эрисмана: парта стала двухместной, а также он придумал оснастить ее откидной крышкой, крючками для портфелей и полкой для учебников под столешницей. Претерпела изменения и сама столешница: именно Коротком решил расположить на ней углубления для чернильниц и два желобка для пера и карандаша.В чём особенность наклонной парты ЭрисманаПамятник школьной парте, ВаршаваПосле Октябрьской революции в стране изменилось очень многое, но школьных парт это особо не коснулось: в советских школах продолжили использовать наклонные парты Эрисмана.Несмотря на то, что прошло несколько десятилетий, они продолжали оставаться актуальными из-за своей исключительной функциональности и безопасности для здоровья учеников: конструкция школьной парты позволяла сохранять правильную осанку и не мешать работать соседу, а также отсутствие острых углов, выступающих частей крепёжных элементов значительно снижали риск травмирования ребенка в классе.В чём особенность наклонной парты ЭрисманаВ советское время парты Эрисмана были основными в школахБольше пяти десятилетий парты дореволюционного врача Федора Федоровича Эрисмана повсеместно использовались в советских школах, однако позже их стали заменять на мебель других конструкций, хотя какое-то время старые столы еще продолжали использоваться в классах начальной школы.Казалось, что о партах Эрисмана забыли насовсем, однако не так давно отечественные чиновники задумались о возвращении старой-доброй мебели в классы, которую превзойти так никто и не смог все полтора века ее существования.